Хотя в центре внимания на этой неделе на мероприятии SpaceX был японский миллиардер Юсаку Мэйзава — первый турист компании, который отправится к Луне — Илон Маск также раскрыл множество новых деталей о BFR, огромной ракеты SpaceX. В ходе длинной презентации мы узнали о кинематографических и технических концепциях запланированной ракеты, которая уже строится и должна будет взлететь через пару лет, и Маск честно ответил на кучу вопросов. Итак, что же мы теперь знаем о новой переработанной ракете, название которой дословно переводится как «Большая грёбаная ракета» (Big Fucking Rocket).

Сели? Пристегнулись? Полетели!

BFR «поразительно большая»

Ладно, это не совсем новость — об этом можно было догадаться из названия. Но теперь мы знаем наверняка, насколько она большая.

«Производственный дизайн BFR отличается в нескольких важных моментах от того, что я представлял около года назад», сказал Маск. Переделанный космический аппарат (BFS, верхушечка ракеты) будет 118 метров в длину, и 55 метров будет занимать сам аппарат. Внутри будет порядка 1100 кубометров пространства для размещения груза. Это на 15-20% больше того, что обещали раньше. Максимальная нагрузка — 100 метрических тонн для вывода на низкую околоземную орбиту.

«Ну, это поразительно большая ракета», добавил Маск. Иллюстрация на стене была в полный размер. Что в нее будут грузить? Зависит от миссии.

Никто не знает, как называются эти крылышки по типу плавников

Хотя Маск хорошо понимал, как работает космический аппарат, он запутался в номенклатура — не потому что забыл, а потому что некоторые части попросту не имеют аэрокосмических аналогов на данный момент. «Есть два передних и два задних подвижных крыла, или плавника», сказал он. Это, конечно, так себе определение — потому что они еще и выступают в качестве ног.

Верхний плавник «на самом деле просто нога»

Плавник в верхней части аппарата делает его похожим на космический шаттл и выглядит как вертикальный стабилизатор в некотором смысле. Но Маск быстро обрубил эту версию: «У него нет никакого аэродинамического назначения — это и правда просто нога». Он отметил, что во время любых атмосферных операций плавник будет прижат к судну и не окажет никакого эффекта.

«Он выглядит так же, как другие, ради симметрии», объяснил Маск.

«Если сомневаешься, обращайся к Тинтину»

Отмечали, что ракета похожа на судно Тинтина, который отправился на Луну в классическом комиксе. Оказалось, что это просто совпадение.

«У итерации до этой посадочные опоры были отделены от контрольных поверхностей — у нее было шесть ног. Мне не очень нравился такой дизайн эстетически», говорит Маск. «Мне нравится дизайн ракеты Тинтина, поэтому я бы выбрал ее. Теперь у нас три больших опоры, две из которых машут словно крылья. Думаю, этот дизайн не хуже другого. Может даже и лучше. В общем, если сомневаешься, обращайся к Тинтину».

BFR «скорее парашютист, чем самолет»

У межпланетного космического аппарата нет таких ограничений по дизайну, как у пассажирского авиалайнера, поэтому и летать он может совершенно иначе.

«Вам нужно, чтобы четыре контрольных поверхности могли управлять вашим аппаратом в широком диапазоне атмосферных плотностей и скоростей», объяснил Маск, имея в виду четыре крыла-плавника. «Его поведение больше напоминают парашютиста, нежели самолет. Если вы применяете обычную интуицию, это не имеет смысла».

 

Если представить самолет как падающего на землю человека, который управляет своим положением, двигая руками и ногами — это будет ближе к истине.

Вход в атмосферу будет «выглядеть эпично»

«Почти все время во время входа в атмосферу ракета будет просто пытаться затормозить, распределяя силу по всей возможной поверхности — будет использовать все тело для торможения», говорит Маск. В этом у нее еще одно сходство с космическими шаттлами, которые использовали свое теплостойкое брюхо как большой воздушный тормоз.

«На деле это будет выглядеть эпично», восторженно заметил Маск.

Конечно, это сработает только в присутствии атмосферы. «Очевидно, если вы приземляетесь на Луну, вам вообще не нужны аэродинамические поверхности, потому что воздуха нет».

Конфигурация из семи двигателей обеспечивает безопасность с запасом

Внимательные наблюдатели вроде вас заметили, что число и расположение двигателей Raptor на аппарате изменилось с прошлой недели. Маск объяснил, почему так произошло.

«Чтобы минимизировать риски и стоимости разработки, мы решили гармонизировать двигатель между ракетой и аппаратом», говорит он. Другими словами, простым и недорогим решением было разместить двигатель Raptor как на аппарате, так и на ракете. Ранее планировалось, что аппарат будет оснащен четырьмя двигателями Raptor и двумя поменьше для приземления. Однако это вылилось бы в повышение стоимости создания судна.

«Наличие двигателей в такой конфигурации, когда их семь, означает, что можно выключить любой двигатель и даже два практически в любых обстоятельствах», говорит он. «В некоторых случаях вы можете потерять до четырех двигателей и все будет хорошо. Для приземления нужно всего три двигателя».

Ракета, конечно, будет иметь больше двигателей — 31 для начала и 42 в дальнейшем. (Число 42 было выбрано неспроста, конечно).

У ракеты есть солнечные батареи .

На видео, в котором объяснялась миссия, BFS развертывает набор солнечных панелей недалеко от двигателей. Как это работает, никто не объяснил, и на изображениях видно, что их не к чему крепить. Так что это пока только концепция.

И в этом нет ничего неожиданного — солнечная энергия это самый практичный способ пополнения малых и средних запасов электроэнергии, используемых для таких систем, как освещение и жизнеобеспечения. Большинство космических аппаратов и Международная космическая станция этим и пользуются.

Однако до сих пор мы не видели, как будут развертывать эти солнечные панели.

Интерьер будет зависеть от миссии

Хотя всем жутко интересно, что находится внутри у космического аппарата, Маск предупредил, что это все только концепт. Он сказал, что они многое извлекли из работы над капсулой Crew Dragon, поэтому многое будет взято из ее конструкции и частей.

«В зависимости от типа миссии у вас будут разные конфигурации», объяснил он. «Если вы собрались на Марс, это путешествие минимум на три месяца. Вам нужна кабина, пространство для отдыха, что-то вроде конференц-зала… потому что вы проведете месяцы в этой штуке».

Вода и воздух в путешествии, которое затянется на месяцы, должны быть в замкнутых системах. Впрочем, Маск ничего не сказал о принципах их работы. Но добавил: «Самое веселое, пожалуй, что вы будете в нулевой гравитации».

«Допустим, вы собираетесь на Луну или на ее орбиту, и летите несколько дней», говорит Маск. Как будет использоваться свободное пространство? «Чем веселым можно заняться в нулевой гравитации? Это однозначно важно. Веселье недооценено. Самое веселое, чем можно заняться в условиях микрогравитации — мы это сделаем».

Если пассажиры, конечно, справятся с космической болезнью.

Разработка BFR обойдется «примерно в 5 миллиардов долларов»

Маск отказался давать точные цифры, учитывая ранние этапы разработки, но сказал: «Если бы я пытался угадать, я бы сказал, что это примерно 5 миллиардов долларов, то есть относительно немного для проекта такого размаха».

И он прав. Для сравнения, программа космических шаттлов обошлась бы в 200 миллиардов долларов, если пересчитать на современные. Программа F-35 будет стоить порядка 400 миллиардов. Такие вещи сложно сравнивать, но они хотя бы дают представление о том, какие бабки на это тратятся.

Финансирование — пока еще «приоткрытый» вопрос

Откуда возьмутся деньги на все это, не совсем понятно, но Маск отметил, что у SpaceX есть надежный поток финансирования с миссий пополнения запасов МКС и коммерческих запусков. В следующем году пилотируемые пуски добавят выручки.

И это в дополнение к Starlink, сервису спутникового интернета. Он на этапе тестирования.

Билет Юсаку Мэйзавы — «нетривиальное» пожертвование

Хотя оба мужчины отказались раскрывать цену, которую заплатил Мэйзава, Маск дал понять, что она высокая — и, конечно, он также заплатит за художников, которых возьмет с собой.

«Он внес существенный депозит, цена также существенная и тем самым оказал материальную помощь в оплату разработки BFR», говорит Маск. «Это нетривиальная сумма».

Но ракета уже строится

Мы уже строим ее. Мы построили первую цилиндрическую секцию», говорит Маск, показывая изображение это части девяти метров в диаметре. «Скоро мы построим купола и секцию двигателя».

Испытательные полеты начнутся уже в следующем году

«Мы начнем осуществлять скачкообразные перелеты в следующем году», говорит Маск. «В зависимости от того, как они покажут себя, перейдем к большей высоте и большей скорости в 2020 году, а затем начнем проводить испытания в космосе. Если все будет хорошо, через два-три года будут первые орбитальные полеты».

Это самый оптимистичный сценарий.

Полет к Луне позволит «скользнуть по поверхности» спутника

Полет к Луне относительно бесхитростный, как и все лунные мисси. Запуск, выход на орбиту Земли, разгон в сторону Луны, использование лунной гравитации для полета бумерангом назад, затем приземление. Но точный путь еще будет уточняться, и у Маска есть свои идеи.

«Думаю, было бы интересно скользнуть по поверхности», говорит он, пытаясь проиллюстрировать орбиту жестами. «Подойти как можно ближе, затем оттолкнуться и обойти по кругу».

Поскольку у Луны нет атмосферы, нет никаких сомнений в том, что корабль замедлится или изменит свой путь, приблизившись к ней. Разумеется, динамика орбиты изменится, но лунная траектория, если мы все правильно понимаем, очень простая, поэтому речь идет только о том, как безопасно спланировать миссию и выжать из нее максимум фантазий Маска.

«Это опасная миссия»

Будет много тестов, прежде чем Мэйзава и его друзья-художники смогут лететь.

«Мы проведем много подобных испытательных полетов прежде чем пускать людей на борт. Не уверен, будем ли мы тестировать облет Луны, но попытаемся сделать это без людей».

«Это было бы разумно», заключил Маск, приняв, похоже, решение на месте. Но космический полет — рискованное мероприятие, и этот факт он скрывать не стал.

«Это опасная миссия. Мы оставим много лишнего места для дополнительной еды и кислорода, еды и воды, запчастей… на всякий случай».

Мэйзаву, который сидел рядом с Маском на сцене, это не волновало — он наверняка оценил риски перед покупкой билета. Отвечая на связанный с ним вопрос, он указал, что в планах обучение жизни космонавта, но расписание еще не спланировали.

Наверное, она даже не будет называться BFR

Все прекрасно знают, что BFR означает Big Fucking Rocket, по крайней мере, это подразумевает Маск. Такой хулиганский подход отлично работал в Tesla. Но учитывая уровень гордости, связанный с освоением космоса силами людей, Маск предположил, что название может смениться.

Не поможет даже то, что ракету называют и Big Falcon Rocket — осадочек останется.

Big Fuc*ing Rocket: 18 новых подробностей об огромной лунной ракете Илона Маска .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *